amo@viraj-spb.ru +7 812 455-41-02

Круглый стол с Яндексом. Рекомендаци от производителяи

Александр Садовский: В самом вопросе уже кроется заблуждение. Человек считает, что его заставляют изучать какую-либо область, хотя он такой хороший вебмастер с таким замечательным сайтом. Если сайт хороший и на голову качественней других, наши обязанности найти его и разместить выше других по соответствующим запросам.

Если вебмастер создает сайт в нише, где конкуренция небольшая, то во многих случаях этот сайт будет находиться в первой десятке. Реальная потребность быть оптимизатором, а не только вебмастером и создателем контента, возникает лишь тогда, когда мы говорим о следующих факторах:

а) сайт такой же, как все;

б) сайт находится в высоко конкурентной нише.

В этом случае, поисковая система сможет отличить хороший сайт от плохого только благодаря оптимизации. Мы ждем знаков, что человек пытается сделать информацию более доступной пользователю: прописывает заголовки, обновляет сайт. Именно в таких случаях, мы понимаем, что данный сайт с большей вероятностью должен быть на первом месте

Михаил Сенин: Все эти правила продиктованы здравым смыслом, а не придуманы Яндексом, только для Яндекса.

Если посещаемость сайта достаточно высока, говорит ли это о том, что сайт хороший? Но при этом некоторые статьи переоптимизированы. Вытащит ли его Яндекс, либо надо делать оптимизацию этого ресурса?

Александр Садовский: В данном случае есть положительные факторы, которые говорят о том, что сайт нужный, полезный и хороший. И отрицательные факторы, которые говорят о применении спамерских техник. Поскольку у нас все алгоритмы более-менее вероятностные, все зависит все от того, насколько сайт хорош, и насколько сильны оптимизаторские техники. Если все тексты на 80% состоят из одного слова, и лишь 2 абзаца - хорошая статья, то наверно сайту ничего не светит.

Все больше места в выдаче Яндекса занимают некоммерческие сайты, а также реклама и прочее. Что делать?

Александр Садовский: Данная фраза неявно содержит в себе вопрос о том, куда движется Яндекс и вообще поисковые системы вместе с экосистемой. Мы прекрасно понимаем, что если мы перестаем перенаправлять трафик каким-то сайтам, у них моментально возникают проблемы: они не могут решать свои бизнес-задачи - продавать, рекламировать и т.д. Поэтому даже когда Яндекс добавляет в выдачу колдунщики, мы все равно показываем ссылки, которые ведут на внешние сайты, чтобы они могли получить трафик. Это ситуация, когда мы просто структурируем выдачу для пользователя.

Индексация

Какова реальная скорость обновления базы? Когда она будет обновляться ежедневно?

Сергей Певцов: Наш поиск состоит из двух слоев. Есть свежий слой, в котором мы стремимся найти все самые свежие документы и как можно быстрее выложить их в поиск (новости, события). Большинство документов попадают в этот слой от нескольких минут до нескольких часов.

Второй слой работает медленнее: процесс попадания документов в него занимает 7 дней. Как правило, это связано с работами, которые проводятся в поиске. В перспективе мы хотим, чтобы все обновлялось ежедневно, хотя точно сказать, когда это будет, пока сложно.

Почему некоторые многостраничные сайты попадают в индекс, а через некоторое время оттуда вылетают?

Александр Садовский: При ранжировании страницы учитывается множество факторов: статические (связанные с самим сайтом) и динамические (зависящие от запроса пользователя). И если страница не появляется даже на тысячном месте, вне зависимости от сочетания этих факторов, то смысла хранить ее нет. Мы понимаем, что она не найдется, и просто не кладем ее.

Планирует ли Яндекс индексацию сайтов на ajax?

Сергей Певцов: да, это уже поддерживается по соответствующему стандарту.

Когда отменят ТИЦ?

Сергей Певцов: Пока не планируется.

Ранжирование

Можно ли продвинуть сайт по конкурентному запросу без покупки ссылок?

Кирилл Николаев: таких примеров становится все больше. Уже около года поднимаются темы «Я убрал ссылки, и стало только лучше» или «Ссылки больше не работают». И действительно, ссылки во многом не работают.

У ссылок много разных свойств и параметров, но мы рассматриваем два: степень естественности и полезность для поиска. Мы учитываем ссылки в зависимости от сочетания данных параметров. Иногда даже неестественные ссылки могут быть полезны, например, одна ссылка «Спасибо тому, кто делал сайт». А вот сказать это еще тысячу раз - уже неполезно. А бывает, что на сайте много естественных ссылок, но они ни о чем.

Сейчас мы наблюдаем огромные бесполезные массы ссылок и пытаемся уменьшить этот безумный, который генерируют оптимизаторы, в стремлении обогнать конкурентов.

Есть конкурентные топы, где искусственных ссылок практически нет, например, тематика «автострахование» - сайт компании «РОСНО».

Нужны ли ссылки для некоммерческих тематик?

Кирилл Николаев: В некоторых некоммерческих тематиках, где нет искусственного SEOшного давления, ссылки прекрасно работают.

Сергей Волков: Cсылки - это один из сигналов, которые учитываются поисковой системой. Когда ссылки начинают генерироваться в промышленном масштабе, это уже не сигнал, а шум. Поэтому возникает необходимость фильтрации ссылок, в тот момент, когда сигнал превращается в шум, его ценность теряется.

Александр Садовский: Если мы видим, что хороший сайт имеет небольшое количество ссылок, а плохой сайт изобилует ссылками, данный сигнал перестает оцениваться так высоко. Если сигнал помогает отделить хорошее от плохого, мы будем его использовать, если нет - не будем.

Чем больше покупается ссылок по определенной тематике, тем хуже для нас сигнал.

Назовите три запроса тематики SEO, выдача в топ-30 по которым формируется полностью вручную без учёта любых алгоритмов.

Кирилл Николаев: Мы к такому не прибегаем. Все выполняется автоматически, но возможно, по некоторым запросам в будущем что-то похожее будет.

Александр Садовский: Речь скорее идет о ручном формировании подхода к тому, какие группы сайтов должны быть на странице. Но при этом внутри каждой группы, сайты будут по-прежнему ранжироваться автоматически. Я не вижу причин к изменению этого в течение ближайшего десятилетия точно.

Во многих коммерческих тематиках много фирм, предоставляющих одинаковые услуги, ничем качественно не отличающихся друг от друга, с похожими сайтами. Как вы представляете идеальное ранжирование таких сайтов?

Кирилл Николаев: Не совсем правильно говорить, что все сайты одинаковы,. Например, автомобили - все похожи, но отличаются моделями, марками и т.д. Наши асессоры очень неплохо различают сайты на три группы:

- сайт, который скорее мешает пользователю;

- средний сайт, услугами которого пользователь вполне может воспользоваться;

- сайты с «ягодками», фокусами и секретами, которые нравятся пользователю и помогают ему.

Что касается идеального ранжирования: в конце прошлого года мы сделали один шаг, изменили формулу ранжирования, и весной нас ждет еще один шаг - мы еще раз изменим ранжирование этих сайтов. Изменение будет еще более заметным: сайты, помогающие пользователю провести транзакцию, выбрать, купить, будут ранжироваться лучше.

Почему по запросу [ремонт офисов] этот сайт - http://www.remof.ru/ на 3 месте, а вот этот - http://www.all-remont.ru/ на 13. Яндексу невыгодно, чтобы в топе были сайты с профессиональным дизайном и уровнем на порядок выше, чем сайты в топе?

Сергей Волков: Действительно, второй сайт сделан более качественно и выглядит симпатичнее. Но нужно учитывать запрос, который задает пользователь, и насколько сайт отвечает этому запросу. Первый сайт, который менее симпатичен, имеет заголовок «Ремонт офисов, дизайн офисов ...». У второго - «Ремонт квартир под ключ в Москве», и ни слова про офис.

Что касается текста на главной странице: у первого сайта он посвящен ремонту офисов, у второго - слово «офис» встречается только в ссылке на соответствующий раздел, и пользователю нужно еще поискать эту единственную ссылку.

Ну и фотографии на сайте, примеры работ, которые выполнила фирма. В первом случае - это действительно фотографии офисов, во втором случае - это фотографии все-таки квартир. Если сайт качественный - это еще не значит, что он по всем запросам будет показываться выше, вне зависимости релевантен он запросу или нет.

Определяется ли тематика сайта без добавления его в Yandex catalog. Если да, то влияет ли это значение при смене направленности сайта?

Сергей Волков: Да, тематика сайта определяется вне зависимости от присутствия сайта в каталоге. И если меняется контент на сайте, то меняется и тематика.

Является ли ранжирующим сигналом разметка кода по стандартам schema.org и/или по микроформатам?

Александр Садовский: Уже сейчас вы видите, что на индексацию страницы влияет наличие микроразметки или ее отсутствие. Микроразметка также влияет на поведение пользователя, а значит, влияет на ранжирование. Ну и конечно, микроразметка влияет на представление сайта. Ведь очень важно, как выглядит сайт: от сниппета зависит будущая конверсия.

В каком направлении будет совершенствоваться алгоритм поиска по регионам?

Александр Садовский: Есть два направления. Первое: сильное увеличение полноты. Сейчас мы выдаем географический ответ, подсказку на картах в 20% запросов. При этом мы видим реальную потребность пользователей в них. Мы намерены уточнять наши классификаторы запросов, чтобы мы могли давать региональный ответ в большем количестве случаев. И второе направление - это комплексность.

 

Санкции

Каковы методы борьбы с накрутками поведенческих факторов, и будет ли развитие в этом направлении?

Кирилл Николаев: Все, что мы хотели, мы уже сказали и показали до этого. Развитие в этом направлении, конечно же, будет. Методы борьбы стандартны - это попытки отделить естественное от неестественного. Поскольку в поведении пользователей очень много факторов, то очень просто отличить естественное поведение от искусственного.

Если сайт попал под фильтр по вине тех, кто накручивал поведенческие факторы, как быть?

Кирилл Николаев: Если он попал по вашей вине, то раскайтесь - напишите об этом в службу поддержки, прекратите накручивать и ждите, когда это все естественным образом разрешится. Если же накручивали не вы, а кто-то другой, то пишите в саппорт, и мы будем разбираться. Во всех подобных случаях, мы определяли накрутчиков.

Асессоры

Считает ли Яндекс асессоров безгрешными?

Сергей Волков: Что касается точности работы асессоров, все они сравниваются между собой. И если оценки одного асессора сильно отличаются от других, это повод обратить внимание на его работу. Кроме того есть администраторы асессоров, которые проверяют эти оценки. У каждого асессора есть параметр «Точность оценки», и если эта точность низкая, мы вынуждены с ним расстаться.

Александр Садовский: Есть мнение, что асессоры формируют порядок выдачи, банят сайты и т.д. Асессоры этим не занимались, не занимаются и не будут заниматься! Асессоры дают нам обучающую выборку, по которой автоматически настраивается алгоритм.

Когда появятся нормальные правила и рекомендации о том, что такое качественный сайт (СДЛ)? Если у асессоров есть правила для оценки таких сайтов, то почему бы не дать их вебмастерам, чтобы они разговаривали на одном языке и пользовались одинаковыми терминами?

Сергей Волков: У асессоров нет специфических инструкций, при оценке сайта они стараются смотреть на него глазами пользователей. В основе их инструкции лежит здравый смысл и реальные примеры. Главная рекомендация - смотреть на сайт глазами пользователя.

Асессор оценивает релевантность документа запросу, а не сайт целиком. Один и тот же документ может получить разные оценки.

Сколько всего асессоров работает в Яндексе? Они все сидят в московском офисе или есть удаленные оценщики в разных городах (или странах)?

Сергей Волков: В Яндексе работает несколько сотен асессоров. Они есть во всех странах, где Яндекс есть как продукт (Россия, Украина, Турция, Казахстан, Белоруссия), а также в разных регионах России.

С каждым годом появляется все больше сайтов с картинками, видео, также растет их востребованность. Научится ли Яндекс считывать графический и видеоконтент?

Сергей Певцов: Конечно, Яндекс обращает внимание на такой контент, у нас есть специальный мультимедийный поиск. В качестве примера можно привести Я.Картинки, где хорошо работает алгоритм определения дубликатов. Мы понимаем, что изображено на определенной картинке и можем сравнивать эти изображения.

Сейчас разрабатывается собственная технология, которая производит поиск только по изображению и смотрит, есть ли там какой-то взрослый контент.

Что касается видео и другого мультимедийного контента, мы обращаем внимание на эту область. У нас планируются определенные разработки, и в будущем мы сделаем ряд внедрений, которые нашему поиску помогут в данном направлении.

Движется ли поиск к персонализированному или это ложный тренд? Нужен ли персонализированный поиск?

Сергей Певцов: Определенно, выдача будет персонализированной. Мы ведем работу в этом направлении. Эту возможность, конечно же, можно будет отключить, если хочется чтобы выдача не отличалась от SERP на соседнем компьютере.

По всем измерениям качества поиска, персонализированная выдача нравится пользователям больше, чем обычная.

Как можно персонализировать? Можно смотреть на короткую историю: какие запросы я задавал непосредственно перед текущим запросом. А можно смотреть на длинную историю, когда мы пытаемся понять, какие темы вообще интересуют пользователя. И учитывать эти данные при ранжировании.

Не все 100% запросов будут персонализированы. Но определенный значимый и заметный процент - да.

Александр Садовский: В первую очередь будут охвачены медленные тренды, например, человек знает или не знает язык. Если он не знает украинский, он никогда не будет кликать на украинские документы. Есть также тренды быстрые: сегодня пользователю интересна одна тема, завтра - другая. Персонализировать в таком направлении достаточно рискованно, т.к. есть большая вероятность ошибиться.

Не создаст ли персонализированный поиск информационный вакуум для пользователя, т.к. ему будет показана строго таргетированная информация?

Александр Садовский: Поисковик показывает пользователю ссылки, которые заведомо ему понравятся. Это некий стабилизирующий фактор. Например, в соцсетях пользователь сам определяет, какие новости и обновления он будет читать. И как много бы лайков не набрала страница, если пользователь не связан с ней через свой френд-лист, он никогда эту запись не увидит.

В поиске немного по-другому. У нас все привязано к запросу и факторам ранжирования. Если пользователь меняет запрос, мы показываем ему новую информацию. Персонализация - это лишь некое повышение вероятности того, что этот документ лучше. Если существует документ, который является свежим и релевантным, конечно же, он взлетит наверх, и никакого информационного вакуума не возникнет. Тут риски небольшие, и мы надеемся, что пользователь всегда будет получать разностороннюю информацию.

Саппорт

Есть ли Платоны над Платонами, куда жаловаться на качество их работы?

Мария Григорьева: У нас есть сотрудники, которые следят за качеством работы команды поддержки, т.к. оставаться лучшей службой поддержки среди поисковиков нам очень важно. У нас есть разные сигналы, которые дают нам понять, что ответ был не очень хороший, не очень полный.

Также сам пользователь может оставить свое мнение, отметить в комментарии, что ему понравилось или нет в ответе. Все эти отзывы проверяются нами. Примерно четверть пользователей оставляет свое мнение, а это уже достаточный сигнал, чтобы понять качество работы Платонов.

Стоит ли ждать нормальной работы саппорта, т.е. ответов кроме «развивайте свой сайт»?

Мария Григорьева: Основная работа службы поддержки - выявлять ошибки в работе наших сервисов, и помогать юзерам эти сервисы использовать. Что касается вебмастеров, конечно, есть хорошие сайты, у которых возникают трудности с индексированием или ранжированием. В этих случаях саппорт старается предоставить максимум информации для решения проблемы, т.к. нам выгодно, чтобы хороший сайт показывался в поиске, хорошо ранжировался, и пользователи его находили. Но довольно много некачественных сайтов, чьи интересы расходятся с интересами поисковой системы. И в этом случае, нам не очень хочется рассказывать, по каким признакам мы понимаем, что этот сайт не очень качественный. Однако если к примеру сайт был взломан, и на нем разместили вредоносный код, служба поддержки достаточно подробно ответит и поможет решить проблему.

Есть ли отдел или может группа специалистов, которая конкретно (без отписок) смотрит «расстрелянные и посаженные на кол» сайты, на предмет ошибки?

Александр Садовский: Саппорт не отвечает на письма, предварительно не посмотрев на сайт и не посоветовавшись с аналитиками. И решение принимается на основании сайта, а не письма.

Мария Григорьева: В саппорт приходит порядка 30-35 тыс. писем в месяц. Большая часть от сайтов, которые, так или иначе, были наказаны. Каждая жалоба рассматривается на предмет ошибки с нашей стороны. За месяц таких проверок происходит порядка 14 000 сайтов.

 

Я.Вебмастер

Будет ли история по приросту ссылочной массы отображаться в сервисе?

Михаил Сенин: Мы планируем начать хранить историю ссылок, показывать ее в виде графиков.

Планируется ввести в Яндекс.Вебмастере API ?

Михаил Сенин: API будет совсем скоро. В первую очередь API будет сделан для хостинговых компаний. Но часть API будет доступна всем.

Когда будет сделана нормальная тикет-поддержка в Яндекс.Вебмастере, чтобы сохранялась вся переписка?

Мария Григорьева: Это не самое частое пожелание пользователей. Да и технически сделать это не так просто. Тем не менее, в будущем мы планируем показывать переписку как вебмастерам, так и обычным пользователям.

Александр Садовский: Всю информацию, которую нам не жалко отдать, и которую вебмастер будет использовать для улучшения сайта, а не для манипуляций, в перспективе будем отображать в Я.Вебмастере.

Социальный поиск

Расположите, пожалуйста, в порядке убывания, значимость информации из соцсетей для: информационных запросов, коммерческих, новостных, развлекательных. Или просто дайте ответ, где она наиболее важна, а где менее и насколько?

Фёдор Романенко: Социальный поиск - это хороший и удобный способ поиска. Он использует чистую информацию о пользователях, которые могут указывать на то, что им интересно. Проблема такого поиска - полнота входных данных. Если бы пользователи соцсетей начали обсуждать рецепт борща, мы бы могли показать в поиске хороший рецепт. Но реальность такова, что люди не выносят на обсуждение в соцсетях все вещи, которыми они занимаются в жизни.

Конечно же, всех волнует, как обстоят дела с коммерческими тематиками и социальным поиском. В соцсетях эта тема не очень хорошо представлена. Например, на Я.Маркете можно найти гораздо больше отзывов о кофемолке, чем в соцсетях. Кроме того, когда мы работаем с социальным поиском, мы сталкиваемся с проблемой спама, но его оттуда можно очень хорошо вырезать.

Мы намеренно не используем социальный поиск в тематиках, рискованных с точки зрения накруток.

Влияют ли на выдачу социальные факторы: если да, то какие? Если нет, планируется ли это ввести?

Фёдор Романенко: Было бы странно, если бы соцсети не влияли на поиск, ведь появились они достаточно давно. Что касается количества, не будем вдаваться в подробности.

Но, например, уже сейчас мы выдаем некоторые результаты, где стоит ссылка, что этим поделились 100 человек в Twitter. И как раз это стало одним из факторов появления данного результата в SERP.

Как Яндекс относится к тому, что контент мигрирует в социалки? Планирует ли всерьез объединяться и дружить с социалками против другого поисковика? Или все поисковики будут дружить против социалок?

Фёдор Романенко: Мы любим Интернет и хорошо относимся ко всему, что там происходит, и меняемся вместе с ним. У нас становится меньше анонимной информации, т.к. мы знаем, кто и что написал. Возникает авторитетность пользователей, люди подписываются на определенную информацию, и мы должны это учитывать.

Мы планируем дружить со всеми за, а не против. Наша главная цель - делать новые сервисы.

Социалки и поисковики - это части экосистемы. Коллизии возникают, только если компании борются за мировое господство, и возникает конфликт интересов. Яндекс в таких вещах не участвует, и не является конкурентом соцсетям.

Можно ли ожидать от Яндекса дальнейшего расширения своих сервисов с уклоном в портальность, как у Mail.ru?

Фёдор Романенко: Яндекс - поисковая компания, у нас фокус поисковый. Впадать в крайности и поддерживать за счет поиска свои проекты мы не намерены.

Ведутся ли переговоры с соцсетями с целью придать выдаче социальный характер?

Фёдор Романенко: Перед соцсетями стоит острая проблема монетизации, и они копают в данном направлении. У Яндекса такой необходимости нет.

Итоги

На этом мероприятие подошло к концу. На наш взгляд встреча получилась отличной, и проводить такие мероприятия стоит как можно чаще. А что думаете вы, дорогие читатели? Яндекс также ждет обратной связи от вас! Пишите, насколько ответы представителей поисковика оказались вам полезны, что понравилось, а чего не хватило.

В марте 1944-го советская авиация действительно произвела серию налетов на Таллин, захваченный немецко-фашистскими войсками. В течение двух дней, как пишут эстонские СМИ, 300 бомбардировщиков сбросили 3000 бомб, погибли 463 (а не 500) человека, около 600 получили ранения. Число жертв свидетельствует о том, что не бомбились мирные кварталы. В противном случае цифры были бы другие. Кстати, при штурме Таллина погибли 20 советских солдат. Потому что как такового штурма не было. После той бомбардировки, точечной и эффективной, немцы сбежали из города. И благодаря этому, кстати, Таллин хорошо сохранился. Пусть эстонцы скажут спасибо Красной армии за то, что она сохранила их столицу. Те эстонцы, у которых есть еще совесть и историческая память.

Рейтинг: 9.7 из 10 (отзывов: 89)